«Мужик я боевой…»

Рубрика:
Личность

– Для меня сегодня зарядка – дача! – говорит полушутя, полусерьёзно знаменитый в городе горняк-пенсионер Егор Иванович Дроздецкий, дважды Герой Социалистического Труда, кавалер орденов Ленина, Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, полный кавалер знака «Шахтёрская слава». Через год почётный гражданин Новокузнецка, почётный шахтер отметит своё 85-летие. Но, несмотря на почтенный возраст, Егор Иванович по-прежнему бодр и энергичен.

 Тяга к дачной земле и простым огородным радостям у Егора Ивановича неслучайна. Свою первую награду – медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов» – он получил в 15 лет. Тогда в своей деревне Воскресенка Кыштовского района Новосибирской области Егор работал в колхозе. Мальчишка, он косил траву, пахал земельные угодья, убирал хлеб. Зимой возил на быках сено. Отсюда и его трудовая закалка, и знаменитая бригадирская энергетика, и напор. Кипучая натура Егора Ивановича Дроздецкого всегда не терпела застоя, безделья и уныния. И сегодня знаменитый бригадир пребывает в полном здравии и оптимизме.

– Егор Иванович, в чём истоки Вашей бодрости и энергии? На самочувствие, сразу видно, не жалуетесь.

– Самочувствие нормальное. Держу себя в тонусе: зимой делаю зарядку, летом зарядкой становятся дачные грядки.

Садовый участок у меня самый обыкновенный. Как у всех. При этом не в каких-то экзотических местах, а на 5-й ферме.

Меня этот участок буквально заставили взять. Я не просил, он мне был не нужен. Некогда было им заниматься. Но однажды в Орджоникидзевской районной администрации грозно настояли: «Егор Иванович, забирайте выделенный вам участок! А то он у всех как бельмо на глазу. Многие названивают, просят отдать – заколебали уже!» Пришлось осваивать землю. Поставили небольшой в 30 квадратных метров домик.

Я занимаюсь овощами: помидорами, морковкой, огурцами, лучком. Три ведра картошки сажаем, а 30 собираем. Нам с женой этого – за глаза: достаточно на зиму и 15. Остальное сыну отдаём. Есть яблони, груши. Жена Раиса Романовна увлекается разведением цветов.

Раньше часто ездил на курорты. Тем более что курортное лечение для нас, героев, бесплатное. А теперь все курорты мне заменяет дача.

– Да, глядя на Вас понятно, что дома в четырёх стенах вы не сидите! Недавно случайно встретила Вас на улице. При этом шла за Вами следом. Не угнаться!

– Говорят же: «Старость меня дома не застанет…» Это обо мне. На здоровье не жалуюсь. С больницей дел не имею. Есть в поликлинике прикреплённый ко мне врач. Она время от времени звонит мне домой и просит: «Егор Иванович, придите на приём. Я хоть для проформы вас прослушаю». Не иду! Зачем? Здоровье не подводит. Зачем отдельное место в палате, что выделили для нас, занимать? Сейчас врач уже и звонить перестала. Махнули доктора на меня, упёртого, рукой. Ну, так что! Никогда не болел. Ни одного больничного за всё время работы не было! Не нужно было носить передачи в больницу, не нужно было обременять профком заботой обо мне, болеющем.

Правда, было однажды – пришлось поваляться на больничной койке с травмой. В шахте лопнула цепь у комбайна. Одним кольцом по ноге со всей силы ударило. Другим кольцом, третьим. Ногу в щепки раздробило! 16 осколков тогда в ноге было. На операцию попал к профессору, в дальнейшем знаменитому ректору ГИДУВа, Ивану Анисимовичу Витюгову, ныне покойному. Участнику Великой Отечественной войны. «Иван Анисимович, дорогой, – говорю, – наверное, я уже на шахте отработал?» А он в ответ: «Ты мне брось! И не таких поднимали. Ещё вторую Звезду Героя Соцтруда получишь». А я тогда уже был в первом звании Героя Социалистического Труда. Как в воду глядел! Собранная золотыми руками хирурга нога и по сей день не беспокоит.

– А с тех пор чувства страха от нахождения там, под землёй, не осталось?

– Чувства страха не было никогда. Ни разу. Я без шахты жить не мог, без моей бригады, моих ребят. Однажды хотели пристроить председателем шахтового профкома. Скажу откровенно: мужик я боевой. Из горла для блага коллектива могу что угодно вырвать. Но жить вне забоя? Наотрез отказался!

– Откуда такое желание быть в первых рядах горняков? Быть лидером и бригаду за собой на «трудовые свершения» вести?

– Да всё из детства. Всё с трудового фронта. Шла война, а я уже 12-летним пацанёнком работал. Помогал «механику» заводить моей родной тёте Прасковье Николаевне, которая старше меня была на десять лет и работала трактористкой. Тогда были такие газогенераторные трактора, с огромными топками, и ездили они на дровах. Такой уж рабочий процесс! Такое уж беспокойное хозяйство! Вот я и подносил и закидывал дровишки в топку. В 17 лет меня назначили бригадиром молочно-товарной фермы. Так что опыт бригадирства у меня уже был с детства.

– Вы когда-нибудь испытывали по-настоящему счастливые мгновения?

– Таких в моей жизни случалось немало. Но запомнился один эпизод. XXV съезд партии, куда я был делегирован от Кузбасса. Съезд открывал секретарь ЦК КПСС Капитонов. В зале присутствовали делегаты из Японии, США, Канады, Бразилии. Представлено было более 20 стран. И вдруг Капитонов во всеуслышание заявляет: «В работе нашего съезда принимает участие прославленный шахтёр из Кузбасса Егор Иванович Дроздецкий». В зале сидели шахтёры из Караганды, Донбасса, других регионов страны, а называют моё имя. Очень было приятно услышать такое! Признание твоих заслуг почти в международном масштабе…

Или такой приятный момент. Помню, как мой внук Костя, тогда ученик 11 класса 44-й гимназии, к 9 Мая вместе с одноклассниками писал сочинение на тему: «Расскажите о своём дедушке». Костино сочинение, по отзывам учителей, оказалось самым лучшим. «Ещё бы! – сказали. – Ведь у тебя такой знаменитый дед. Есть о чём писать». Сегодня внук учится на «отлично» в Сибирском государственном индустриальном университете по профилю «Автоматизация информационных систем управления персоналом». Короче, будет менеджером. Окончил третий курс и уже прошёл практику в «Южкузбассугле». Хорошо в компьютерных системах разбирается. Я внуком горжусь!

– Егор Иванович, скажите по секрету всему свету: как Вы относитесь к своему мемориальному бюсту, который установлен в сквере возле Универбыта?

– Нормально отношусь. Хотя откровенно говорю: поставлен он не для меня. Мне-то он зачем? Поставлен для города. Когда его устанавливали, я уезжал на очередное мероприятие, посвящённое Дню шахтёра. А так хотелось побывать на открытии! Приезжаю, вглядываюсь: похож или не похож? Вроде похож. Поначалу его хотели установить у фонтана, напротив драмтеатра. Потом – на Бульваре Героев, у Вечного огня. Но скульптор предложил: «Только в людном месте!» Причём напротив гостиницы, где останавливаются иностранцы. Пусть видят, что в городе установлен бюст простому шахтёру…

– А есть у Вас собственный секрет долголетия?

– Есть. Думаю, я потому себя хорошо чувствую, что со всеми людьми живу мирно, без ругани. Я в ладу со своей совестью. У меня нет врагов. В своё время кому-то квартиру помог получить. Кому-то ребёнка в детский садик устроить. Хотя до этого на работе и журил подопечного. Тот мне в ответ удивлённо: «Егор Иванович, вот ты меня сегодня на работе ругал и тут же помощь предлагаешь. Как так?» «А помощь моя к тому, чтобы ты на работе подтянулся и работал не хуже остальных», – отвечаю. А может, и гены сказываются. Мой отец-фронтовик и мать прожили до 90 лет. Можно сказать, долгожители.

– На День шахтёра ждёте от своих бывших подопечных поздравлений?

– Звонят! Часто даёт о себе знать Евгений Александрович Краев. Сергей Брит обязательно в этот день заявляется с коньяком или арбузом. В прошлом году такой арбуз притащил, что с трудом можно было его поднять. Говорю ему: «Сергей, ну зачем так беспокоиться! Просто поздравил бы, да и всё». Нет, ему приятно сделать подарок! Думаю, и на этот праздник традиционно нашего гостя будем принимать. Да и за семейным столом этот день отметим. Горняцкое в душе ещё живо. И вспомнить, что было, как работали, как уголь добывали, хочется в этот день со светлыми мыслями.

Татьяна Шипилова

Фото Гагика Мхитаряна